Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:54 

Доступ к записи ограничен

Кошка Мёбиуса
My loyalties are with science
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

09:24 

Вот!

Сиамский_ Дракон
Пациент уверен, что он - бог. Как убедить его в обратном, если на каждое возражение он кидает молнии и обрушивает небесные кары?
Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.

Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося на ладони...

Я, кстати, заботливый сын и почетный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.

Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.

Via ЖЖ-юзер Шутник

15:48 

Доступ к записи ограничен

axios
из бешеных кактусов Солнца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:58 

Tender
кофий, морфий, преферанс
Первая половина мифа.

Смерть садится на край постели, целует в висок,
Проводит тонкими пальцами вдоль ключицы.
Собирайся, детка, настала пора спуститься
К Реке, берега которой - холодный песок,
Просыпавшийся из разбитых мною часов,
Пыль надежд. Прах желаний. Зола амбиций.
Смерть хохочет на тысячу голосов:
Вот такая вот я затейница и шутница!

Не зажигай свечей, тебе не согреться от их огня.
Не пиши долгих писем, не считай дрожащей рукой гроши.
Харон - мой должник, переправит и так, если скажешь, что от меня.
Не бойся. Не сопротивляйся. И. Не. Ды-ши...

Эвридика успевает схватить мобильник. Сейчас она
Еще помнит, что почему-то не может отсюда уйти,
Но в трубке уже кромешная тишина,
И такая же тишина наступает в ее груди.

На другом конце Орфей сжимает безмолвствующий телефон,
Смотрит на имя, гаснущее в руке.
Ему будто бы снится тревожный томительный сон:
Эвридика спускается медленно к темной реке,
Старый лодочник ей отвешивает поклон.
И последним рывком, уже слыша, как лопаются, звеня,
Эти тонкие нити, которыми в ней прорастала жизнь,
Орфей заходится криком: "Не оставляй меня!
Оглянись, Эвридика, прошу тебя, оглянись!"

Ржавое небо аида не знает светил,
Эвридика ложится навзничь и смотрит перед собой.
Как всякая тень, она забыла, что кто-то ее любил,
Но забыть - еще не значит найти покой.
И в безмолвии мира мертвых людей и погасших огней,
Онемевшей музыки, снега, растаявшего в свой срок,
В мире высохших рек, и заросших бурьяном дорог,
Чей-то голос далекий и слабый мерещится ей.

Тени не плачут, им этого не дано,
Как не дано все вспомнить, ожить и вернуться.
Эвридика мучительно знает только одно:
Оглянуться. Она должна была оглянуться.

(с) ryba-barrakuda

@темы: Лихопиздие, Стихи, Своего собственного мнения Дамблдор не разделял

03:31 

таблетки
у меня на даче есть мумия,
пылится на чердаке.
иногда я о ней думаю
и ботинком черчу на песке,
вспоминая ее ухмылку нервную,
глаза задумчиво-впалые...
она скучает по мне наверное,
зря ее я одну там оставил.
вот приеду, скажу - здравствуй, мумия!
расскажи как досуг проводишь,
о чем ты ночами думаешь,
как живешь, за грибами ходишь?
а она улыбнется приветливо,
может быть и обнимет даже.
скажет - плохо мне тут и невесело,
забери меня в питер, паша
помню, раньше, когда эта мумия
была просто питерской девушкой,
я любил ее до безумия
и не знал что во мне нашла
эта юная, эта курносая.
и готов целовать был до смерти
ее губы, груди и волосы,
запирал одну в своей комнате;
все боялся - разочаруется
и уйдет, не оставив адреса,
а я стану бродить по улицам
и искать, что еще останется...
а однажды совсем забыл о ней,
уезжал с друзьями под вологду,
без еды оставил на двадцать дней -
ну, она и погибла от голода.
я на дачу вывез ее тогда,
на чердак положил и закутал в плед.
с той трагичной поры прошли года
и былой красоты у нее уж нет,
но душа осталась такой как встарь,
да и я люблю ее до сих пор.
из сухой ольхи смастерил алтарь
и ночами плачу, обняв его.
вот и вся история, вам судить
и клеймить позором, чего уж там
только мне теперь без нее не жить,
но куда уж понять это вам, скотам.

16:13 

Tormashki
tafoxu!
Судя по тому, что Яндекс дает на эти стихи только одну ссылку, их мало кто знает.
А они замечательные.


Юлий Даниэль

Дом



В окно я глянул и увидел дом.
Обычный дом — немыслимое чудо:
Он был семи- или восьмиэтажный,
И в первом этаже был магазин,
А выше были окна без решеток,
И каждое окно освещено
Своим особым светом, непохожим
На свет соседних. Это оттого,
Что там на окнах были занавески
И были шторы — словом, было то,
Чем люди отгораживаться вправе
От посторонних взглядов. Я, однако,
Сумел глазами памяти увидеть,
Узнать лицо потерянного рая:
Там были стулья и цветы на окнах,
Когда-то презиравшиеся мною
Цветы в горшках, зеленые божки,
С которых пыль стирают по субботам;
Там лампы в потолки не уходили,
Не прятались за мутным плексигласом,
А рдели в кринолинах абажуров,
Собой венчали шаткие торшеры,
Со стен свисали... Там на книжных полках
Лежали неожиданные вещи:
Шнурки от туфель, биллиардный шарик,
Чулок с иголкой в штопке, позабытый
Из-за гостей, нагрянувших врасплох;
Еще рецепт — его уже с неделю
Никто никак не может отыскать...
Там были скатерти, на них ножи и вилки —
Орава режущих и колющих предметов...
Там, в этом доме, было много женщин —
Не медсестер и не стенографисток,
А просто женщин. В платьицах домашних
Они, сколовши волосы небрежно
И рукава по локоть засучив,
Купали в новых ванночках младенцев,
Со лба к затылку отгоняя воду,
Чтоб мыльной пене в глазки не попасть;
И отблеск розовых мелькающих локтей
Ложился сполохом на сердце, обещая
Округлое и теплое свершенье
Потом, когда погаснет в доме свет...
Да, я забыл сказать, что по фасаду
На доме было множество балконов,
Где стыли на ветру велосипеды
И в сети гамаков шли косяками
Проворные снежинки... Дом трещал —
Его неудержимо распирало,
Давило изнутри избытком жизни!
В нем жило все — от шпильки головной,
От кошки и собаки до нескладных
Подростков с неуклюжими руками,
Украдкой сочиняющих стихи.
И алые частицы этой жизни
Сквозь кладку стен, как запах, проходили,
Летели сквозь зашторенные окна
Ко мне, ко мне, к откинутой фрамуге
Окна, перед которым я стоял,
На стол взобравшись. Целых полминуты
Я прикасался к человечьей жизни.
Потом я спрыгнул на пол. Вот и всё.

...Я знаю, что неловки эти строки,
Что мой товарищ глянет неподкупно,
Серьезно покачает головой
И скажет мне: «А что как это проза,
Да и плохая?» — «Да,— скажу я,— да!
Плохая проза. Хуже не бывает...»

11:34 

Tormashki
tafoxu!
Кошка на дерево лезет за птицей,
Знает, что трудно ей будет спуститься,
Знает, что может упасть и разбиться,
Но не сдается.

В предках у кошки - отважные львицы,
Кошка не помнит о них, но храбрится:
Если покрепче когтями вцепиться,
Все обойдется.

Кошке несложно совсем прокормиться.
Если на рынке с утра покрутиться,
Ломтик колбаски у продавщицы
Всяко найдется.

Но если бы в предках у вас были львицы,
Разве смогли бы вы остановиться,
Глядя, как сидя на дереве птица
Над вами смеется?

@темы: Рифмованное

04:05 

lock Доступ к записи ограничен

opossum
сумчатый друг
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:59 

lock Доступ к записи ограничен

Лейри
миндаль
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:21 

lock Доступ к записи ограничен

Лейри
миндаль
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:23 

lock Доступ к записи ограничен

Лейри
миндаль
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:05 

lock Доступ к записи ограничен

Лейри
миндаль
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:48 

lock Доступ к записи ограничен

Лейри
миндаль
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

03:34 

пока ты печатал, слова закончились
просто исчезли, накрылись пиздой
закрылись в купе и уехали в Сочи
пинать бакланов, дышать весной

и вот ты сидишь и уныло думаешь
куда ты теперь и кому сгодишься
без слов ты не нужен, а впрочем – ну его
и тоже в ближайший на Сочи садишься

04:16 

я слышу как рыбы выходят на сушу
здесь есть перспективы и дышится лучше
они, кистеперые, твари упертые
след в след друг за другом шагают из моря
обветрились жабры, глаза стекленеют
они не сдаются, идут все быстрее
хоть морды светлы их и очи прекрасны
они всех убьют, это каждому ясно
беззубыми пастями воздух глотают
и в кровь плавники о песок обдирают
пусть писк инфернальный заглушит прибой
прислушайся. рыбы идут за тобой

11:04 

Доступ к записи ограничен

Убийца матрешек
Мы ели до того, как это стало мейнстримом.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:13 

lock Доступ к записи ограничен

Осень
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

05:38 

lock Доступ к записи ограничен

Осень
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:33 

Tender
кофий, морфий, преферанс
я дарю тебе утро, его мягкокожую варежку
с шелковистой подкладкой, расшитой обертками снов –
ты красиво и медленно передо мной раздеваешься,
не снимая одежды. тумана бульон, как мясной,
только чуть понаваристей: люди, деревья, троллейбусы,
жигули, москвичи. и москвички различных пород,
словно гладкие кошки, сбежавшие в поисках лесбоса
из египетских пальцев. и женщина, за поворот,
уходящая так, будто вовсе сегодня не пятница,
будто вовсе не осень, и будто совсем не москва.
тень моя за тобой, как фата, как собака, как пьяница,
как ребенок ночной в белоснежных махровых носках.
тень моя за тобой, прикрывая тылы и от засухи
защищая тебя. будь со мной не равно будь моей?

аккуратно и жадно по косточкам тело обсасывать,
как тропинку прокладывать, как по-пластунски по ней…

я дарю тебе утро, его мягкокожую варежку
с шелковистой подкладкой, расшитой обертками снов –
как красиво и медленно ты надо мной издеваешься,
не снимая с курка указательный пальчик.

(с) kazanova

@темы: Стихи, Своего собственного мнения Дамблдор не разделял

22:11 

таблетки
Кто ищет любовь, ну а кто - только повод
А я же духовный испытывал голод
И вдруг, воспаря над толпою людской
Явился мне ангел в личине мирской
Он пах как бекон и держал в руках небо
Глаза его были из белого хлеба
И понял тогда я, что буду спасен
Я бога познал с миллионом имен:
Биг-мак - бог-отец, ну а гамбургер - сын
А Чиккен МакНаггетс стал духом святым
И Рональд сидит у церковных дверей
Читает молебны и крестит детей

На библии золотом выбито "М"
Я бога горячего с жадностью ем

Когда я рассыплюсь, свалившись с Пегаса
Святой Петр мне скажет: "Свободная касса"!

Афинские вечера

главная