Таис
Самой не верится, что я это всё-таки сделала.
Одним махом.
Подумать только, всего-то одна фраза на одном-единственном листке – и вот всё наболевшее оказывается за бортом, пишите письма, платочки белые, глаза печальные.
Гудбай, всем гудбай, дорогие мои, осточертевшие мне десять раз, в печёнках давно сидящие.
И ты, пока ещё любимый, не поминай меня лихом и всуе – ты сам настаивал на эпизодической роли, так что не обессудь. Захочешь новых горизонтов – звони, и тебе расхочется, я постараюсь.